И как им там живется, в этой Угорщине?

И как им там живется, в этой Угорщине?

В этот раз речь пойдет о кинематографе Венгрии. Вдохновившись просмотром ленты «Монстр из Мартфю» на прошедших выходных, я решила разобраться, в чем вообще заключается специфика кино Венгрии.

В 2015-м, уже 3 года назад, я бывала на показе фильма «Без всяких на то причин» на 1-м фестивале Венгерского кино в Москве (CIFRA). Это было довольно странно — но не могу сказать, что меня не зацепило. Лента повествовала о довольно взрослом молодом человеке (30 — это же взрослый, да?), который никак не мог определиться по жизни, жил с родителями, метался, влюблялся, куда-то срывался… Чтобы в итоге успокоиться и понять, чего он хочет. В целом, знакомо, да и вообще, Восточная Европа во многих отношениях нам понятнее, чем Западная.

Венгрия — как по географии, так и в историческом плане, — довольно близкое к нам государство, даже язык может показаться вполне понятным и знакомым. В свое время страна немало пострадала, приняв участие в агрессии против Югославии, затем — во время военной операции Германии «Маргарете», а также — при попытке заключить в 1944 году мир с СССР. В конце концов, несмотря на действия вражеских стран, РККА, захватив территорию Венгрии, свергла удобное для Германии временное правительство. А после войны долгое время в стране правила Венгерская Трудовая Партия (сталинистская версия марксистско-ленинской идеологии, ну, то есть, все очень жестко), и восстания против существующего режима подавлялись всеми силами, включая силы СССР. Только в конце 80-х направление внутренней политики сменилось. Представьте, как сильно история ХХ века отразилась на кинематографе в целом — и на кинематографе каждой страны в отдельности. Первые (минимум) 20 лет после Второй Мировой — это попытка просто осознать произошедшее.

Тот самый отель — Royal Hotel Budapest, а теперь — Corinthia Hotel, в котором братья Люмьер знакомили венгров с кинематографом, и который впоследствии стал вдохновляющим элементом для фильма Уэса Андерсена.

 

Но мы начнем с более раннего периода: когда Люмьеры привезли свою легендарную ленту «Прибытие поезда» в Будапешт в 1896 году. Первый кинотеатр открылся в том же году, братьями Сиглаи. Тем, кто жил поблизости, не особо нравилось шумное развлечение, и заведение вскоре закрыли. Но к 11-му году ХХ века в Будапеште было под сотню кинотеатров.

Регент Миклош Хорти

Собственная кинокомпания Projectograph в Венгрии появилась в 1908 году (ее основали Иозеф Нейманн и Мор Унгерлиндер), тогда снимались не только игровые, но также документальные фильмы и «уличные хроники». Базис для игрового кино был заложен фирмой «Гунния», подражавшей французским «Pathe» и «Gaumont». В то время характерным отличием венгерских фильмов было совмещение кинопоказа и театральной постановки: после недолгой пленки на сцене живые актеры изображали только что произошедшее на экране. Считается, что такая своеобразная коллаборация вдохновила писателей Ференца Мольнара и Фридеша Каринти.

Далее появлялось все больше кинофирм, а когда во время Первой Мировой импорт французских фильмов иссяк, а Германия стала наращивать обороты, венгерский кинематограф пополнился новыми именами и, как следствие, большим количеством новых лент (например, в 17-м году в год было выпущено аж 75! фильмов). Был также интересный момент в 19-м году: пока несколько месяцев Венгрия называлась Венгерской Советской Республикой, киноиндустрия страны оказалась полностью национализированной — это был первый в мире такой опыт, когда местных режиссеров защитили от иностранной конкуренции (в этот период сняли 31 фильм).

После войны кинопромышленность пришла в упадок, а многие сильные режиссеры (Майкл Кертис, подаривший миру «Касабланку», к примеру — и Александр Корда) покинули страну. Далее — по классике, в прокате долгое время преобладали зарубежные киноновинки (в основном, из США). Также укрепили застой в венгерском кинематографе фильмы из Франции и Италии, запрещенные ко ввозу во время Первой Мировой.

Когда установилась диктатура Миклоша Хорти (правил в 1920-44 гг), производство фильмов упало чуть ли не до 3 штук в год, цензура была безграничной. Однако, в 25-м году был образован кинофонд (который, к слову, ничем не помог), приняли закон, обязующий дистрибьюторов спонсировать локальный кинематограф, а показ кинохроник, произведенных «Управлением венгерского кино», был необходимой программой всех кинотеатров. Тогда-то культура и политика схлестнулись на фоне санкций: в ответ на введение налога на импортные ленты США перестали поставлять свои. Однако, вскоре ситуация выровнялась.

Первая полнометражка со звуком появилась в 1931 году: это был «Синий идол». Вслед за ним появился фильм «Ипполит, лакей», который стал одним из самых успешных венгерских фильмов.

Кадр из фильма «Мефисто» (1981)

Под влиянием политической ситуации в Европе, с 35-го года в Венгрии появляется немало ультраправых группировок, критикующих кино, «зараженное еврейством». Протесты приводили к срыву кинопоказов, а правительство, заинтересованное в тесных отношениях с Германией, принялось за прессинг еврейских актеров. Закончилось все введением законов, не только преграждающих евреям путь в кино, но также способствовавших массовым увольнениям.

После войны устанавливается относительная свобода, открывается «Школа театра и кино», начинают свою деятельность новые режиссеры (Золтан Фабри, Кароли Макк, Феликс Мариасси, Иштван Гааль). В конце концов, в стране появляется поколение кинематографистов, которым важна не только история, но и ее взаимодействие с кинематографом, в связи с этим 60-е годы иногда именуются «венгерским чудом». Главными среди них считаются Миклош Янчо («Без надежды», «Звезды и солдаты», «Красный псалом»), Иштван Сабо («Мефисто» — о нем слышали ВСЕ, «На десять минут раньше: виолончель», «Вкус солнечного света») и Андраш Ковач («Холодные дни», «С завязанными глазами», «Временный рай»). Это поколение получило немало наград на разных кинофестивалях того времени. Также этот период ознаменовался дебютом таких режиссеров как Марта Месарош («Седьмая комната», «Непогребенный»; именно она приезжала в Москву в рамках фестиваля венгерского кино), Шандор Шара («Десять тысяч дней», «Гарника»), Ференц Коша («Крещение», «Подброшенный камень»).

Кадр из фильма «Без надежды» (1965)

Пришедший на смену Хорти государственный деятель Янош Кадар привел в действие немало реформ, и это, безусловно, сильно повлияло на кинематограф Венгрии: появляются независимые творческие объединения, усилиями молодого поколения появляется студия экспериментального кино «Бела Балаж». Конечно, на фоне развитого мирового кинематографа успехи молодых новаторов не так заметны. Например, сильный фильм «Без надежды» (1965) Миклоша Янчо, принадлежащий «новой волне», безусловно, считается шедевром- и набрал в своей стране не более миллиона зрителей. История такова: вершины развития и популярности авторское кино Венгрии достигает к 1968 году, превзойдя по количеству развлекательное. Впоследствии публика постепенно утратила живой интерес к венгерскому авторскому кино. В то время основными его чертами были документализм и социальная критика, но с 80-х кино стало приобретать все более фестивальный характер. Прежде проработка в кино проблемных тем занимала почти весь поток, раскрывая вопросы, ускользавшие от глаз, но некоторое время спустя оказалось, что развлекательное кино практически не снимается, и увеселительная функция возложена на телевидение, резко отделенное от киноиндустрии.

С конца 80-х многие кинопредприятия отошли в частные руки, возникал конфликт: отмена цензуры или сохранение обширной государственной поддержки. В итоге приватизация привела к некоторому упадку: распускались коллективы, закрывались кинофабрики, появился Совет Венгерского национального кинофонда, дробилось финансирование, что повлекло увеличение производства малобюджетного кино. В связи с последним — нет худа без добра, — возросло количество дебютов. Параллельно стало развиваться коммерческое кинопроизводство (преимущественно, жанровое): Тамаш Шаш («Прессо»), Габор Херенди («Что-то вроде Америки»), Кристина Года («Ничего, кроме секса», «Свобода, любовь», «Хамелеон»), Нимрод Антал («Контроль»).

Последним из изменений стало появлением Национального кинофонда на месте Совета кинофонда, вызванное приходом к власти националистического правительства в 2012 году.

Судя по всему, когда исторический базис перестал представлять ценность и актуальность, кинематограф Венгрии оказался в поиске, который до сих пор продолжается. Зато страна подарила миру немало знаменитостей, среди которых Уильям Фокс, основатель киностудии FOX Studios, и Адольф Цукор, основатель Paramount Pictures. А вы и не знали…

Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти