Ничего нового. «Птица в клетке. Заражение» Адама Мэйсона

Ничего нового. «Птица в клетке. Заражение» Адама Мэйсона

21 января в широкий прокат отправился очередной фильм о пандемии под названием «Птица в клетке. Заражение». В оригинале же Songbird — это «Певчая птица». Наверно, наш зритель не поймёт, о чём фильм или не захочет его смотреть, если в названии не будет поясняющего слова — например, «заражение». Бред какой-то.

 

Что мы имеем

Люди с иммунитетом, люди, которые не болели и люди, которых уже нет. Первые спокойно ходят по улицам, по требованию показывая жёлтый браслет, определяющий статус. Вторые сидят по домам и не выходят, а вещи извне получают через УФ-короб, где облучение обеззараживает мелкие предметы. При этом люди со статусом умудряются хорошо жить в четырёх стенах, промышляя чёрными пропусками во внешний мир. Или чем похуже.

Зачем это смотреть

Если вы любитель жанра, то только из любви к нему. Только чтобы обнаружить, как мало различий между миллионом предыдущих фильмов и новинкой. Ну и просечь, что с малым бюджетом в изоляции много чего можно поснимать. Так все делали, что уж там. Мир приспособился. После бесконечных «Эпидемий», «Заражений» и их аналогов уже мало что может удивить. Точнее, ничего. Разве что берёшь на вооружение технические моменты: с квадрокоптером проще следить за жизнью вовне и помогать (или мешать) честным гражданам. А с деньгами проще вообще всё. В остальном, смотреть фильм вообще незачем. Просто 84 минуты с титрами, которые вы можете потратить на что угодно.

Эмоции

Что ж, есть в ленте красивые кадры. Есть и красивые актёры. А в итоге — пустота. Можно раз пять-десять отвлечься на что угодно от сообщения до видеоролика на ютубе — и абсолютно ничего не пропустить. Твисты? Предсказуемы. Режиссер делал этот фильм явно от скуки, сидя на своём личном карантине и воображая, как бы всё это выглядело: парень-курьер с иммунитетом, ошибаясь дверью в один прекрасный день, влюбляется в девушку. Девушка живёт с бабушкой, у них нет ни жёлтых иммунитетных браслетов, ни самого иммунитета, ни денег, чтобы покинуть город, где бесчинствуют представители здравоохранительных органов. Романтика, одним словом. Вот так они живут, созваниваются время от времени — и думается, что птица в клетке, она же певчая — это девушка нашего курьера. До тех пор, пока в один момент он не называет вслух Пташкой свой мотоцикл. Удивительно, правда? Ласточка, пташка. Транспорт достоин имени и заслуживает внимания и заботы. Особенно в мире, где почти всё уничтожил вирус, а остатки добивают несносные алчные богачи.

Далее: кроме парочки влюблённых, которые никак не могут увидеться, мы видим второстепенную сюжетную ветку: певица (веб-певица в новых реалиях) подбадривает тех, кто смотрит её ролики, своими песнями. Указываешь в чате название — и она поёт песню, почти как музыкальный автомат. Она красивая, и голос у неё прекрасный. И кажется, что он разносится надо всем миром, чтобы людям стало немного легче. Или хотя бы не так одиноко, как есть сейчас. Но правда в том, что всем одиноко до невозможности — и особенно певчей птичке, которая старается через веб-пение хоть как-то взбодриться, да просто продолжать жить. Она как-то больше смахивает на образ, вдохновивший названия фильма. То есть, нам всю дорогу показывают вечно куда-то мчащегося курьера, а проблемы-то у певицы! Ладно, не все так просто. Она связалась не с тем человеком ради музыки, ей понаобещали с три короба, и теперь она застряла в какой-то невообразимой локации вроде отеля у дороги. Натурально, птица в клетке. Певчая птица в клетке. Странный ход — воткнуть в название что-то прекрасное и трагичное одновременно, а в центр повествования вывести смазливую до невозможности парочку. Уж у кого-кого, а у парочек довольно часто всё бывает хорошо даже в таких фильмах.

На самом деле, я всё-таки придерживаюсь мысли, что режиссёр в изоляции просто задался вопросом: «Смогу или не смогу?» — и снял фильм о пандемии. Ну, смог. Технически. Зачем? Непонятно. С другой стороны, у Адама Мэйсона нет ни одного мощного кинопрокта, так что и ждать тут нечего было.

 

Что вызовет кинематографический оргазм:

  • ничего
  • ну, или тот факт, что в изоляции можно снимать кино — может, и банальное, но не отвратительное

 

Что вызовет кинематографическую импотенцию:

  • ничего

 

Уже в кино.

Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти