Смотрим в сторону восхода. «Папа, сдохни» Кирилла Соколова

Смотрим в сторону восхода. «Папа, сдохни» Кирилла Соколова

После дня российского кино невозможно не вспомнить совсем недавнюю историю с отечественной картиной «Папа, сдохни» дебютанта Кирилла Соколова. Оставшись практически незамеченным в родном прокате, фильм неожиданно для всех «выстрелил» на западе, а его режиссёр из молодого энтузиаста в одночасье превратился в перспективного передовика отечественного кино, от которого с нетерпением ждут новых работ уже во всём мире. Разбираемся, в чём секрет этой яркой ленты, доказавшей, что российское кино всё-таки в топе.

 

Сам Кирилл Соколов не может назвать точную причину популярности своей дебютной работы в большом кино. Для него это скорее просто удача, а вот неуспех в российском прокате, напротив, — техническая недоработка, которая объясняется неправильно построенной рекламной кампанией и неподходящим названием. Кстати, на западе фильм называется «Why Don’t You Just Die», что, по мнению создателей, гораздо лучше отражает его содержание, но по-русски звучит неказисто. Впрочем, на волне всеобщей популярности провал в прокате в России не кажется такой уж бедой: фильм всё равно нашёл своё место и своего зрителя, а Кирилл Соколов теперь готовит новый проект, который, надо полагать, в кинотеатрах встретят более тепло, чем его предшественника.

Папа, сдохни

Секрет популярности «Папы» на западе кажется простой задачей. В первую очередь, он заключается в эффекте неожиданности от российского кино, которое там все привыкли видеть в серых тонах интеллектуально-метафоричного Звягинцева или, на худой край, какого-нибудь проходного блокбастера с плохими спецэффектами и Джеки Чаном (не дай-то бог, на самом деле). А тут вдруг стильное, вырви-глаз яркое, динамичное и со всех сторон находчивое кино, не потерявшееся при этом среди миллиона пародий на Тарантино и Ричи. В этом его секрет успеха №2: играя общеизвестными мировыми киноприёмами и раскидывая отсылки ко всему на свете, лента остаётся самобытной, не утрачивая фирменной российской суровости (и внутреннего медведя с балалайкой).  Для зрителя извне это настоящая экзотика, наконец-то перешагнувшая рубеж дикости и неприемлемости в сторону авантюрной привлекательности.

Папа, сдохни

Другое дело — российский зритель, закалённый лучшей «чернухой» 90-х и беспросветным авторским кинематографом нулевых. Неудивительно, что он пропустил фильм в кинотеатре: слишком уж похоже это и на то, и на другое одновременно. Если честно, сложно сказать, что картина далека от обоих этих полюсов. Но ей дано соблюсти восхитительный баланс между ними. В нём нет рождения нового российского жанрового кино, как кричат многие, но точно есть талант и спесь, которой так не хватает отечественному большому экрану.

Соколов сделал своё кино немногословным, но наполненным смыслами, не смешным, но едко-ироничным, понятным любому человеку, но особенно раскрывающемуся тому, кто разбирается в контексте. Для киноманов здесь найдётся своё удовольствие, для любителей поразмышлять над скрытыми смыслами и судьбами российского народа — своё. Первые будут копаться в отсылках к уже упомянутому Тарантино, спагетти-вестернам и южнокорейскому кинематографу, вторые задаваться вопросом агонии людоедского режима, незавидной участи святой интеллигенции и задачей нового «героически-молчаливого» поколения. И хотя назвать «Папа, сдохни» жанровым кино всё-таки не получается, выдать ему титул картины, которая точно смотрит в направлении нестыдного массового кино, можно и даже нужно.

Папа, сдохни

Что приведёт к кинематографическому оргазму

  • динамика
  • ирония
  • мастерски выстроенная композиция кадра
  • операторская работа
  • молчание главного героя
  • зелёный цвет

 

Что приведёт к кинематографической импотенции

  • кровавость и жестокость всего происходящего

 

Папа, сдохни

Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти