«Солнцестояние» здорового человека. Сериал «Третий день»

«Солнцестояние» здорового человека. Сериал «Третий день»

В наше время, кажется, уже сняли всё. Все сюжеты написаны, концепции созданы, миры сотворены, остаются лишь самоповторы, повесточка с заменой всех героев на трансгендеров и пошлость, звенящая пошлость. Поэтому очень ценны те алмазы, которые могут привнести что-то новое, удивить, заставить сопереживать, пусть даже с некоторыми вкраплениями  этой самой повесточки. Сегодня речь пойдет об одном из них.

«Третий день» — проект НВО с топовыми актерами, который сразу преподносит себя с необычной стороны. Дело в том, что он состоит из шести серий, поделенных на два периода (лето и зима), действие каждого из которых происходит на протяжении трёх дней (третий день — поняли, да?). Однако фишка в том, что в преддверии выхода самого сериала НВО запустила 12-часовой (!!!) стрим с острова, на котором проходило действие сериала, вместе с импровизацией главных актёров. Если это не оригинальность, то я не знаю, что.

Сериал «Третий день» рассказывает о персонаже Джуда Лоу Сэме, который волей случая застревает на таинственном острове Оси. Как мы понимаем из намёков, которые преподносит сериал, он недавно пережил серьёзную трагедию, после чего стал не очень хорошим человеком, занимающимся некими финансовыми махинациями. Выбраться с острова он не может, потому что единственная дорога к нему открыта пару часов в день, в остальное же время из-за открытой дамбы её заливает вода. Но и в те моменты, когда дорога открыта, что-то постоянно удерживает его. На острове Сэм сталкивается с дружелюбными (в основном) представителями некоего радикального христианского культа, с которым у него возникает необъяснимая связь.

Еще раз про нестандартную структуру. Дело в том, что цикл «Лето», с которого начинается сериал, — вполне законченное произведение. По окончании трёх эпизодов думаешь: собственно, всё. Что еще можно здесь придумать? Затем ты запускаешь цикл «Зима», который полностью переворачивает все события «Лета» с ног на голову, и понимаешь, что сериалу есть, что тебе рассказать.

Первое, что можно сказать про сериал — он фантастически красив. Операторы Давид Шизалле и Бенджамин Кракун вытворяют нечто невообразимое. Невероятные пролёты сказочно красивого острова сменяют камерные планы главных героев, которые интимно делятся со зрителем своими сокровенными тайнами. Съёмка наркотического прихода героев во время местного фестиваля заслуживает отдельного Оскара. Операторская работа «Третьего дня» при низкой динамике происходящего создаёт какую-то чарующую атмосферу опьянения — затягивающую, опутывающую, пугающую, но привлекательную.

Я недаром упомянул «Солнцестояние» в названии статьи — у фильма и сериала сходная тематика: переживший страшную травму герой попадает в полуфантастическую реальность религиозного культа, но насколько же разные получаются произведения. «Солнцестояние», несмотря на показушную оригинальность, по сути оказывается банальным слешером, где компанию молодых балбесов по одному вырезают, в то время как остальные герои на это откровенно забивают. Вместо того, чтобы раскрывать персонажей, суть культа, нам показывают их странные традиции в отрыве от основного сюжета. Ну, вы поглядите, персонажи двадцать минут (в режиссёрской версии — все сорок) кружатся в странном ритуальном танце — как же умно! А картинки в начале фильма спойлерят весь сюжет — подарок для внимательного зрителя! Однако, если задуматься, вырежи эти сцены — и никаких изменений не будет. Это вставка ради вставки. Но если в каком-нибудь «Бэтмене против Супермена» отсылки к Иисусу в роли Супермена называют притянутыми за уши, то здесь почему-то они воспринимаются как нечто очень тонкое.

Посмотрим на контрасте на «Третий день». Здесь есть один центральный герой, без балласта в виде друзей-долбоебов, которые играют роль третьего трупа слева. Его трагедия не вываливается в начале в виде десятиминутной экспозиции, она неспешно раскрывается на протяжении всего сериала, влияет на все его действия и поступки от первых до последних кадров. В итоге зритель даже после финальных титров остается с пищей для размышлений: что было реально, а что было плодом выдумки больного воображения травмированных одиноких людей. Сценарий изобилует хоть и не самыми оригинальными, но всё же неожиданными поворотами. Второстепенные персонажи не только нужны для раскрытия истории; они обладают своими страхами, сюжетными ветками и характерами. Отдельную награду хочется выдать семейной паре, состоящей из подлизы и его жены хабалки, которые, несмотря на внешнюю грубость в общении, очень любят и ценят друг друга. Присутствующие на острове картины не вываливают сюжет целиком — они скорее являются мазками на полотне.

Можно долго говорить об актёрской игре и так и не передать главного: она великолепна. Казалось бы, Джуд Лоу уже не сможет прыгнуть выше роли молодого Папы Римского в одноименном сериале, но здесь он достигает какой-то невероятной высоты. Его рассуждения о боли проникают в самое сердце.

При всей своей необычной концепции параллельной реальности, сериал говорит об очень простых, понятных каждому вещах: боли, одиночестве, травме от потери близкого, зависимости от божеств и авторитетов, силе характера и готовности брать на себя ответственность за свои поступки.

Что приводит к кинематографическому экстазу: да всё!

  • актёры
  • сюжет
  • атмосфера
  • музыка
  • операторская работа

Что приводит к кинематографической импотенции:

  • «Солнцестояние»
Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти