Старье, которое надо знать. «Девственницы-самоубийцы»

Старье, которое надо знать. «Девственницы-самоубийцы»

Странное название, необычный формат повествования, своеобразие цвета и музыкального сопровождения — с этим фильмом Софию Коппола запомнили как отдельно взятого независимого режиссера, а не как дочь Френсиса.

Очень давно, когда я посмотрела этот фильм впервые, я долго держала в голове кучу неотвеченных вопросов.
Поразительная легкость этой трагичной и вместе с тем светлой истории оставляет некую дыру, пустое пространство внутри: нет ответов, нет понимания, зато образы — одни лишь образы,— танцуют внутри метаморфирующей памяти.

В 1999 София Коппола окончательно и бесповоротно прославилась, завоевав, к тому же, привязанность зрителей к ее четко прорисованному авторскому стилю.

Поначалу история выглядит, как подростковая драма — о школьных годах, о переходном возрасте, о подсматривающих за девушками любопытных мальчишках.
С начала — и до самого конца сохраняется легкость, нежность, беззаботность, будто ничего не произошло вовсе: в музыке группы Air, в пастельных тонах, в этом — таком знакомом,- копполовском солнце сквозь ветви.
И гнетущее чувство непонимания и неприятия происходящего остается где-то внутри, внизу, под кожей, под полом, в стенах — оно есть, но я не отдаю себе отчета в его присутствии.

В центре сюжета — как книги Джеффри Евгенидиса, так и фильма Софии Копполы,- жизнь пяти сестер Лисбон, погодок 13-17 лет. Они живут под гнетом религиозно фанатичной матери и с тенью уже утратившего право голоса отца. Им нельзя допоздна гулять, а гулять с мальчиками — тем более. Им нельзя краситься. Нельзя носить открытые платья. Нельзя загорать во дворе в купальнике. Что же им можно? Ну, в школу ходить. Уроки делать. Играть друг с другом в настольные игры и слушать музыку.
А они хотели бы жить. Если, конечно, позволят…

Повествование ведется от лица (от нескольких лиц) парней, которые были знакомым с сестрами Лисбон и, кажется, были ими навек очарованы. Мы то наблюдаем за воспоминаниями уже повзрослевших мальчишек, то видим их реакцию на события в реальном времени. Но дать зрителю какие-либо объяснения — отнюдь не цель режиссера, так что приходится наблюдать со стороны, исподтишка, и делать свои выводы о происходящем, изучая жизнь девушек в расцвете нежного возраста.

А вопросов, между тем, возникает немерено. Даже после прочтения романа Евгенидиса я осталась «у разбитого корыта» — недоумение, удивление и гнетущее ощущение от будто бы нераскрытого преступления до сих пор ощущаются осадком. Тем не менее, история все-таки не о самоубийстве — она, скорее, выхватывает конкретный период жизни нескольких подростков и их полной оторванности от внешнего мира. В кадре почти нет взрослых людей, и общая картинка выглядит как реальное воспоминание, а не выдуманная история. Оттого так и цепляет.

Ну а в целом этот фильм — лучший способ знакомства с творчеством Софии Копполы плюс отличная возможность полюбоваться на совсем мелкую Кирстен Данст и почти такого же мелкого Джоша Хартнетта.

Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти