В ожидании любви. «Лавмобиль» Эльке Леренкраус/ДОКер

В ожидании любви. «Лавмобиль» Эльке Леренкраус/ДОКер

Ночь лениво оборачивается грязно-серым. Трасса. Мелькающие мимо деревья уютных провинциальных посадок где-то в глубине благополучной Европы. Сонно, тихо. Яркие огни гирлянд, которыми щедро украшен изъеденный жизнью домик на колёсах. Ещё один, ещё. Внутри — всё, что пожелает душа и тело клиента. Старания угодить, надежда понравиться, мастерство доставить удовольствие. Боль, обида, страх. И вечное бесцельное ожидание. Именно о нём сняла свою непростую документальную картину немецкий режиссёр Эльке Леренкраус, вошедшую в этом году в программу фестиваля «ДОКер». Рассказываем, как лента про проституцию оказалась важнейшим посланием всем женщинам этого мира, легко перешагнув все феминистические фильмы последних нескольких лет вместе взятые.


На самом деле, довольно сложно представить, как проходили съёмки этой картины. Настолько же, насколько сложно поверить в полную достоверность того, что происходит на экране. Но даже допуская, что кое-где есть напускное или хорошо отрепетированное, эффект, который производит картина, остаётся неизменным. По сути, сними 
Эльке Леренкраус не документалку, а художественный фильм с тем же самым кодом, зашитым в сознание, впечатление он наверняка бы производил похожее. Но документальность в этом плане придаёт ему силы говорить от своего собственного имени, оставаясь при этом предельно простым и не играя всевозможными смыслами. 

В кадре несколько женщин. Одна из них, бывшая жрица любви, а ныне владелица крошечного домика и стайки маленьких визгливых собачек, занимается бизнесом: содержит так называемый «Лавмобиль», который представляет из себя фургончик, ожидающий по ночам клиентов на сельских трассах Германии. Внутри — девушки, которые согласны платить немаленькую аренду за этот стационарный уголок заработка, он же дом, он же место, где может так легко и быстро закончится их жизнь. В центре истории две героини: новенькая, только приехавшая работать в «Лавмобиль», наслушавшись хороших отзывов о прибыльности этого места, и та, что, работая здесь, ненавидит и боится это место всем сердцем, но всё равно не видит для себя перспективы лучше. 


Всех этих женщин объединяет одно 
— волшебная мечта о том, что однажды эти адские муки в холодном автобусе с клиентами, которые тушат о тебя сигареты, закончатся всеобъемлющим счастьем. В первую очередь — большими деньгами, которые решат все проблемы, во-вторую — мужчиной, который не будет пользоваться, а будет любить. А потом дом, дети, клетчатый передник домохозяйки и яблочный пирог по воскресеньям. Вера в эту светлую сказку позволяет им не сойти с ума и хоть как-то смотреть в будущее, но точно таким же образом она безжалостно, как слепых котят, топит малейшие шансы девушек на то, чтобы их жизнь приобрела более светлый оттенок. 

Желание денег и любви вроде бы и пороком трудно назвать, но оно появляется в голове женщин, словно зловещий демон, который заставляет напрочь забыть о том, что, как бы тяжело ни складывалась твоя судьба, в какие бы передряги ты ни попадала и в какой бы неблагополучной стране ты ни родилась (а практически все девушки, работающие в «Лавмобилях», приехали в Германию из стран третьего мира, в том числе из России), у тебя всегда есть шанс. Это не шанс Золушки, влюбившей в себя принца одним взмахом ресниц, а шанс Элизы из «Диких лебедей», которая вынужденно молча и тяжело шьёт освобождение для своей жизни, чтобы в итоге получить способность быть услышанной. Но есть ли в таком положение дел вина девушек — сложный вопрос.

 

С одной стороны — да. С другой — очень сложно упрекать в неверии в себя существ, которым даже в благополучных странах до сих пор с самого детства внушают, что главный успех всей жизни заключается в мужчине, главный талант — в способности привлечь его и удержать, а главная удача — если он окажется с деньгами. Многие живут в границах этих понятий, но всегда находятся те, для кого они становятся страшной клеткой, как для героинь этой ленты. Они абсолютно чётко понимают своё положение и риски, на которые идут, так же чётко осознавая, что добьются своим адским трудом чуть меньше, чем ничего, но упорно продолжают стоять в этом стойле и грустными глазами смотреть в маленькое окошко в стене, где кто-то говорит, что можно по-другому и протягивает руку помощи. Но ведь известно же, что по-другому не бывает. Им это известно. 

 

У «Лавмобиля» очень хорошая позиция: не говорить про проституцию как вечное явление человеческого общества, а рассказывать про, казалось бы, добровольный выбор конкретной женщины, постепенно срывая с него покровы осознанности, и оставляя зрителя в полном раздрае. Тут смешивается и жалость, и злость, и непонимание, и отрицание, но, как бы сильно ты ни был возмущен или шокирован, хочется только одного: любви для этих женщин. Но не от мужчины, а от самих себя. И очень хочется верить, что однажды каждая из них дождётся её. 

Что вызовет кинематографический оргазм

  • очень простой, и этим подкупающий, подход к такой непростой теме 
  • съёмки (особенно ночные) 

Что вызовет кинематографическую импотенцию

  • горькое послевкусие 
Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти