We are the wreckage of our former selves: «Последние и первые люди» Йохана Йоханнсона

We are the wreckage of our former selves: «Последние и первые люди» Йохана Йоханнсона

Исландский композитор Йоханн Йоханнссон широко известен даже среди тех непритязательных зрителей, которым абсолютно всё равно на рабочую группу, составляющую фильм по кусочкам.

Да, именно его музыка звучала в наших ушах когда мы наблюдали, как персонажи Эми Адамс и Джереми Реннера пытались наладить комуникацию с инопланетными существами; именно его саундтрек звучал, пока мы внимательно следили за тем, как Хью Джекман пытается разыскать свою дочь в фильме «Пленница»; плакали навзрыд над «Вселенной Стивена Хокинга», и поражались переходящей из реальной жизни на экран химии между Хоакином Фениксом и Руни Марой в картине «Мария Магдалина».

Теперь же Йоханн Йоханнссон предстал перед нами со своей дебютной работой в качестве режиссера — фильмом «Последние и первые люди».

Сама картина представляет собой скорее черно-белый видеоряд, который был снят на 16-миллиметровую плёнку. Йоханнссон находит вдохновение для своего первого фильма в фантастическом романе 1930 года «Последние и первые люди» Олафа Стэмплтона, который изначально планировался как выставка-перфоманс.

Модерацией данного проекта занимался никто иной, как Тильда Суинтон. Популярное юмористическое скетч-шоу «Saturday Night Live» (SNL; с англ. — «Субботним вечером в прямом эфире») не упускали возможность изобразить Тильду Суинтон в роли неземной женщины и бесконечно шутить про то, что она — это женская версия Дэвида Боуи. Здесь же, кажется, что это такой вид кастинга, когда ты просто не представляешь, кто мог бы ещё это сделать, если не она (правильно, разве только сам Боуи). Суинтон обращается к нам от лица будущих представителей человечества и рассказывает про последние дни жизни людей, проживающих через 2 миллиарда лет после нас, эволюционировавших и имеющих продолжительность жизни, превышающую сотни лет.

На протяжении всех 70 минут мы не видим ни единого человеческого лица, только долгие сменяющиеся планы зданий, построек и монументов. Это является ещё одним цепляющим и интересным моментом. Съёмки происходили на территории бывшего объединения южнославянских этносов (Югославия) и монументы в кадре были построены с целью увековечить память о событиях 1941-1945 годов.

Сама задумка, минимализм в исполнении, длительные плавающие планы (оператор — Стурла Брандт Грёвлен), музыка Яра Элазара Глотмана и самого Йоханнссона делают этот фильм своего рода медитацией, которую можно растаскать на меланхоличные цитаты.

После просмотра мне долго не давало покоя знание о том, что фильм дебютировал на международном фестивале в Манчестере с живым оркестровым сопровождением и заранее записанной речью Суинтон. Сама только мысль об этом завораживает до кончиков пальцев.

К сожалению, Йохан Йоханссон скончался в 2018 году, тем самым поставив своей дебютной картиной троеточие, которое никогда не сменится точкой.

Сейчас вы можете посмотреть фильм на Кинопоиске, а также ознакомиться с новой операторской работой Стурлы Брандт Грёвлена — «Ширли».

Share This Articles
Напишите сюда, что хотите найти